.::я больше не одна::.
.::ведь я нашла тебя::.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

.::я больше не одна::. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — пятница, 14 декабря 2018 г.
.кошачьи поцелуи. альфaрий 01:46:27

На холме за окраино­й города страшны­й дом, который­ построи­л Джек

наконец насладился своим прекрасным егерем.
Отлично поговорили с маман. Душевно, близко, тепло
Люблю ее за такие моменты еще больше
Прекрасное настроение
Я весел, счастлив и пьян.
Так и не подготовился к колоквиуму.
Спать осталось 3 часа
показать предыдущие комментарии (2)
01:52:32 альфaрий
Ля, ну если ты точно посидишь
01:55:39 альфарий
часа два посижу
01:58:06 альфaрий
О, а потом как раз я приду тебе на смену
01:58:57 альфарий
щикарно заметано
Вчера — четверг, 13 декабря 2018 г.
БУКВЫ 2015 | © Killzero 19:59:59
Вероломные знаки любви посылают луны.
Я тону в океане блудливой червонной страсти.
А судьбы моей слабые, пошлые, глупые руны
погибают в её ненасытной горящей пасти...

Манускрипты пылают и пепел клубится туманами.
Я лечу мотыльком, опоённый мечтами наивными,
на обманы её, на пожар со смертельными ранами,
чтобы в ноги к ней пасть тем огнём опалёнными крыльями...

-

Жертвоприношение.

Категории: Буквализм
БУКВЫ 2015 | © Killzero 19:49:31
Себя ненавижу за трип по карминовым снам,
яд порошковый с другими кошмарами смешивая.
За то, что весна сейчас не моя весна,
кто-то чужой с ней спит и она грешная.
За то, что над черепом молний потерян контроль.
Искры и взрывы горят фиолетом пожара. А я
бредовый, голый и мёртвый почти король,
лишённый короны укусом стального жала...

Категории: Буквализм
Древний камень у межи Перекрёстками... panda21 12:46:31
Древний камень у межи
Перекрёстками объят;
Две дороги сторожит:
Хочешь – Рай, а хочешь – в Ад,
И куда тебе пора –
Ты гадаешь по часам;
Другом звался мне вчера…
Кем теперь – не знаешь сам.
Дорога вперёд, дорога назад,
Потерянный друг, обиженный брат –
Что выберешь ты своею тропой,
И кто уведёт тебя за собой?
А в Рай так длинна, а в Ад так легка –
Там черти предложат выпить пивка,
И скажут: ”Твои мы навеки друзья!”.
Захочешь уйти – да будет нельзя…

Ты в молчании своём,
Так похожем на доспех,
Споря с грязным вороньем,
Враз забыл и проклял всех;
В поле ветру расскажи,
Как отверг слова мои,
Как не ведал, что от лжи
Исцеляет яд змеи.
Дорога вперед, дорога назад,

Смятенной души затравленный взгляд;
Летишь мотыльком на адский огонь,
И смех Сатаны несётся вдогонь
А к Раю тропинка долбит в висок,
Кричат под ногами кровь и песок;
Под слоем часов, месяцев, лет,
Под грязью и глиной прячется свет.

Выпив злобу и печаль,
Не оставив ничего,
Я устала биться в сталь
Двери сердца твоего,
А тебе дороже нить
Замороженной тиши;
Легче в спину нож вонзить,
Чем достичь твоей души.
Дорога вперед, дорога назад,
Куда повернёшь – в Рай или в Ад?
Бьёт ангел крылом, спасая тебя,
Черт лесть разливает, душу губя.
К чертям так легко бывает идти –
В рай ноги сбивают камни пути,
И сердце кровит тревожная дрожь:
Ах, если бы знать, куда ты пойдёшь…
вдруг пригодится ren14 10:58:03
Почему приметы не рекомендуют носить чужую одежду и украшения
Считается, что чужие вещи приносят несчастье, ведь они пропитаны энергетикой своего предыдущего собственника.
То есть, могут нести в себе даже то, чего вы не видите: болезнь, о которой человек не говорит, затаенную душевную боль, огромные долги при внешнем видимом благополучии.

Поэтому не все подаренные или найденные предметы стоит тут же натягивать на себя.

Вещи, которые вам навязчиво отдают, не оставляйте себе (кто знает, чем вызвана такая непрошеная щедрость —вдруг на вещи сглаз, а то и вовсе проклятие).
Лучше отнесите их на благотворительность­.
Самыми опасными подарками считаются ношеные украшения с камнями
(особенно с аквамарином, тигровым глазом, рубином, гранатом, агатом — эти магические камни сильнее всего переносят негативную энергетику).

Найденное украшение (даже очень дорогое) лучше не оставлять себе.
Если вы не знаете, кто хозяин вещи, то есть вернуть ее некому, отнесите ее в ломбард.
А если это золото и оно почернело, вообще не притрагивайтесь к украшению — на нем точно проклятие.

Но можно ли как-то очистить такие вещи
Например, что сделать, если вы хотите отдать почти не ношеное платье сестре, одежду своего ребенка другой маме? Биоэнергетики советуют: во-первых, мысленно отпустите эту вещь, не жалейте о ее потере, а во-вторых, простирайте одежду с морской солью — это «снимет» с вещи вашу энергетику и она станет «чистой».
Совет про соль актуален и при покупке не новой вещи (например, в сэконд хенде).

Есть еще один способ: в воду для стирки положить серебро,
дать воде настояться и набраться энергии этого благородного металла, и только после этого стирать.

Камни — вещь особая…
Одно дело, если вы нашли кольцо или браслет на улице, где его мог специально обронить недобрый человек.
И другое — когда такую же «безделушку» вам дарит любимая, добрейшая бабушка. Хотя даже в этом случае вещь стоит очистить.

Черные, серые и белые камни очищаются энергией луны. Положите украшение на подоконник, и пусть оно находится там месяц.
Следите, чтобы никто не трогал его все это время, ничем не накрывал.
Коричневые, красные и желтые очистит огонь: три дня, утром и вечером, водите по камню огоньком свечи. Делать это необходимо на протяжении пяти минут.
Бирюзовые, синие, зеленые и голубые чистит вода. Но обязательно колодезная, только что принесенная, ледяная.
С утра бросьте камень в воду, не вынимайте до следующего утра. На следующее утро достаньте и переложите в сосуд со свежей водой… И так целую неделю.

А что, если это — гардероб и пожитки покойного
Их можно раздавать смело.
Это свои вещи (одежду и обувь живого человека) на покойника во время похорон надевать категорически нельзя.

А вещи умершего можете спокойно относить на благотворительность­, в сэконд или группу «Отдам даром», они никому не навредят.
А самые дорогие (памятные предметы) не страшно и себе оставить.
https://www.youtube­.com/watch?v=iXtG3Tr­tdV4 Что делать, как поступить с вещами умершего

Эти 5 вещей лучше ни в коем случае не одалживать
Соль
Ее можно подарить, то есть отдать безвозвратно. А вот одолжить, с требованием непременно возвратить — нет.

Почему? Соль — сильное энергетическое вещество, которое может влиять на судьбу человека.
Вместе с возвращенной солью человек может получить и проблемы другого человека.
Часто после такого поступка люди расставались с девушкой/парнем, болели, из их жизни вдруг уходила удача.

Посуда
Чашки, тарелки и ложки заряжаются энергией дома, в котором ими постоянно пользуются. Хотите кому-то навредить?
Одолжите ему что-то из собственной посуды. Болезни, страхи, неудачи — вот что получит такой человек в придачу к вроде бы совсем невинной вилочке или кастрюле.

Если вы вместе с кем-то снимаете квартиру на двоих или живете вместе в общежитие, делиться посудой не запрещено,
но все же старайтесь пользоваться только своими вещами.

Кстати, еще больше вреда может принести разбитая или надщербленная посуда. Не держите такую в жилище.

Одежда или обувь
Одно дело — купить бэушную вещь, за которую вы отдали часть честно заработанных (да и то не помешает провести энергетическую чистку).
Другое — взять попользоваться чужим или обменяться одеждой.

Почему это плохо? Одежда и обувь — очень личные вещи, которые сильно напитываются энергией человека, с которым соприкасаются.

Если вы некоторое время будете носить чужое, а потом отдадите эту вещь назад,
вместе с нею вы можете отдать большую часть собственной удачливости, а взамен получить чужие проблемы.
Особенно стоит опасаться обуви — в ней сосредотачивается больше всего негатива.

Бижутерия, драгоценности
Тут — такая же ситуация, как и с одеждой: находясь в непосредственной близости к телу человека,
украшения заряжаются энергией своего собственника, поэтому другому человеку могут и не подойти.

Собственные сережки или кулон (а особенно — украшенные драгоценным камнем) нельзя не только одалживать, но и дарить.
Ведь зачем вашим родным или друзьям ваши проблемы?

Самыми проблемными металлами считаются демократичное серебро и драгоценная платина. Из камней — горный хрусталь, алмаз, лунный камень.

Веник

Довольно странный предмет в этом перечне, не так ли?

Но биоэнергетики уверяют: как отдающий, так и одалживающий веник в скором будущем обанкротится.
Их кошелек может оскудеть по разным причинам — проблемы на работе, глупые покупки, кража.

Так что веник ваш дом может покинуть только в одном случае: устарел и был выброшен.
https://www.youtube­.com/watch?v=F13zugl­a3kE и https://www.youtube­.com/watch?v=JpdGGUQ­qJ3I Что нельзя дарить Приметы

Категории: Приметы;полезное;
Позавчера — среда, 12 декабря 2018 г.
привет 2015; pixel elf 23:26:44

call me "daddy"

­­ G O V N I W E­­

Подробнее…Если зайти чуть глубже в лес, то средь пушистых елей и многовековых дубов, можно увидеть очертания старого дома.Он слишком велик для избушки, но слишком мал для замка, нечто среднее, возможно он слегка разрушен снаружи, но выглядит вполне пригодным для того что бы в нём жить.Однако в этом доме давно никто не живёт, почему?Возможно она находится слишком далеко от города и каждый раз выбираться из леса на главную дорогу слишком долго и опасно или же об этом месте попросту никто не знае, однакоо этот дом давно в запустение.
-Однако давайте же всё-таки зайдём внутрь?
Не особо богатые убранства, но достаточно приличные на вид, на стенах паутина и плесень, в воздухе пахнет сыростью и пылью, полы от каждого шага прогибаются под ходящим и издают противные скрипучие звуки.Почти на каждой стене висят огромные портреты, но больше всего привлекал внимание тот, что висел на стене напротив входа.Нет, дело не в том что он расположен достаточно удобно для того что бы его заметить и бросается в глаза первым когда входишь в дом, всё дело в том, кто изображён на нём.Женщина лет тридцати, с казалось бы совершенно обычной внешностью, но было что-то в ней, что приковывало взгляд.Она выглядела строгой, но в то же время безмерно нежной и любящей, глаза были словно направлены прямо в глаза того кто смотрит на картинку.
-Но всё же нам надо двигаться дальше, верно?
Поднявшись по лестнице вы сразу увидите большую дверь, сделанная из дерева, она красиво украшена резьбой с причудливыми узорами.
-Ну же, заходите!
Дверь отворилась и словно по велению невидимого господина, полилась мелодия, послышался цокот каблуков, шуршание пышных платьев, чей-то тонкий смех и яркий свет.Всё искрилось, блестело,будоражило своим сиянием!
Дверь снова закрылась и все звуки стихли, пропал свет.Ваше сердце бьётся так часто, дыхание участилось, по виску скатилась холодная капля пота.
-Неужели вам страшно?Ой да что вы, не бойтесь, они не в состояние вам что-либо сделать.Они всего лишь тени.
Дверь снова открывается, снова та же музыка и шум.Приглядевшись вы действительно заметите, что это всего лишь тени, танцуют вальс, отчаянно пытаясь перетанцевать саму смерть.И можно было бы и дальше наслаждаться приятной мелодией и плавными движениями теней, но на дне сознания слышится шёпот, который становится всё громче и громче, почти заглушая всё.
"Каждый из нас танцует вальс
С собственной тенью по кругу, по кругу."


Уже не шёпот, но крик, который впивается в сознание, оглушает и причиняет боль, перед глазами всё плывёт и искрит, сердце стучит так сильно, что кажется вот-вот сломает грудную клетку и упадёт прямо на холодный пол.Тени расступаются в стороны, пытаются вжаться в стены, словно чего-то бояться, дрожат и блекнут, становясь совсем прозрачными, охают и тихо молят о пощаде, устремив взгляд в центр зала.В центре очерчивается фигура, куда выше остальных теней, куда темнее, но более детальная чем они, однако всего лишь тень, такая же чёрная.Но от этой тени тянулась какая-то тёмная аура, оплетая другие тени за горла, она их душила.В мутном сознании проскользнул знакомый образ, эта тень, была когда-то той тенью с портрета, что же случилось?
"Бежать, бежать, бежать!Как можно быстрее!"
Дверь снова захлопнулась с другой стороны, крики в голове стихли, музыка,шум и сияние, всё исчезло.В голове звенящая пустота, прерываемая лишь стуком сердца и тяжёлом дыханием.
-Ох простите, обычно она не появляется.Видимо это вы её взбудоражили. Пройдёмте дальше?
"Конечно же нет!"

Проскользнула мысль в голов у бедного гостя и тот развернувшись, ринулся к выходу.Распахнув двери он быстро побежал прочь от дома, не оборачиваясь, он бежал пока весь воздух не вышел из лёгких, остановившись он обернулся.Лицо бедного парня побелело, глаза округлились от шока, а из груди вырвался сдавленный хрип, как оказалось, он не отбежал и на сотню метров от дома.Парень обернулся и вгляделся в чащу леса, но та словно издеваясь, оставалась совершенно спокойной, лишь иногда шелестя ветвями, словно смеялись.Обернулся вновь к дому и от неожиданности покачнулся и упал назад.Дверь отворилась и в проёме показалась знакомая фигура проводника, всё так же ехидно улыбаясь, он смотрел сверху вниз, немного сощурив глаза.
-Уже уходите от нас?
Ещё шире улыбнулся он и между губ показался тонкий змеиный язык.Словно по его прихоти из тени сзади него потянулись тени хватая паренька за руки, ноги,шею, утаскивая его обратно в дом, крича и стеная они оглушали его, вцепившись мёртвой хваткой.А дальше?
вторник, 11 декабря 2018 г.
Без названия. Taint 20:02:03

Lost & delirio­us

Сказка о Монстре.docx

Подробнее…Их легенды пытаются уберечь их от ошибок, но они никогда не верят. Им говорят: «не ходи по лесу в ночи, не заходи глубже в чащу», но они никогда не слушают. Их глаза не способны увидеть даже шорох в листве, а ноги точно не унесут от беды. Их сердца выдают себя во тьме, а запах страха непреодолимо и точно несет к ним смерть.

То был лес с сердцем темнее беззвёздной ночи. То был лес, в котором не желал бы уснуть ни один лютый зверь. То был дом тьмы и пристанище для любого, жаждущего нести боль и страдания. С наступлением темноты раздираемый стонами земли от мук сотнями чудовищ, живущих там.

-Я чую новых гостей, - бархатистый рык, пробирающийся под кожу идеально острым скальпелем.

Теперь им не сбежать, что бы они не сделали. Две тени блеснули в холодном свете луны, накрывающем кривые лапы безлистных деревьев, умирающую, почти черную сущую траву, оголяющую грязь земли. Стук сердец отдается в их голодных телах, рождая лишь один, неподвластный разуму, инстинкт. Теплые, хрупкие, сладкие. Еще ни о чем не догадываются, но им уже отрезают путь к свободе, перерезая как ножницами нити их судеб.

-Слишком быстро бьются… - выдохнул один беззвучный шепот.

-Там… дети, - ответил ему второй и тень застыла, скрываемая ночью, потому невидимая для зрения людей.

-Дети, - облизнулся первый и рванул с нарастающей скоростью и дрожью своего плотоядного существа.

Но не успел он и приблизиться, как его сбила тень, заставляя отлететь на десятки метров, ломая ветки кустов и сучья деревьев. На шум и треск люди обернулись, наконец заподозрив что-то неладное. Они заметили сияние хищных глаз и тут же рванули к свободе, думая, что им хватит сил.

-Какого черта ты творишь?

-Дети не способны по-настоящему бояться и дать отпор. И ты называешь себя охотником?

Блеск оскала одного и титаническое спокойствие другого. Они больше не произносили слов, но ощущали ярость и чистую злобу друг друга как нельзя четче. Все закончилось тем, что первый рванул, решив во что бы то ни стало завоевать эту сладкую добычу, оставив другого в тяжелых раздумьях. Не прошло и минуты, как лес заполнился страшными воплями, такими обычными для этого края. Десятки холодных глаз выглянули из тьмы в печали – эта добыча досталась не им. А тень стоял на месте, смотря на свет единственно вечной ему спутницы, будто требуя от нее ответа.

Раздался детский оглушающий плач и все тело дернулось спазмом, таким необычным для вечно спокойного и уверенного в своих силах охотника. Он быстро нагнал своего товарища, расправившегося со взрослыми и теперь надвигающегося на двух маленьких беззащитных созданий, даже не понимающих что происходит, а плачущих от того, что их уронили на холодную землю.

-Тебе мало двоих, чтобы насытиться? – тень отвлек его внимание, заставив остановиться.

-Мне всегда мало. Будто ты не знаешь какая бездонная пропасть в нас.

-Ты прав, - выдохнул он и хватило человеческого вдоха, чтобы сократить расстояние и еще меньше, чтобы разорвать его грудную клетку и изъять все еще бьющееся черное сердце жестокого убийцы, - именно поэтому я заполняю ее себе подобными.

Глаза товарища беззвучно вопрошали, смотря с изумлением и страхом. Тело уродливо изогнулось в свой последний раз и опало на землю, в алую лужу крови людей, заливая ее своей чернильной мерзостью. Плачь продолжался и сквозь него едва можно было услышать шорох приближения остальных. Все замерли, немея от страха перед чудовищем, убившим чудовище. Им показалось, что он улыбался, словно на мгновение стал самым счастливым в этом убогом краю.

Он хотел было уйти сразу после того, как сердца были сожраны, но стоило сделать пару шагов в чащу, как детей окружили другие слабые твари, опьяненные человеческим запахом. Ему забавляло, как они держат дистанцию и, сделав шаг к ним, он заставил их всех попрятаться по кустам обратно. Усмехнувшись, он подошел к детям и услышал легкие вздохи и рыки отчаяния. Многие из них из своей слабости давно не ели и уже на грани своего существования. Решаться ли они отобрать единственный доступный им сейчас корм? Что-то внутри затрепыхалось от этих мыслей, и он склонился к плачущим дрожащим комочкам, сразу вдыхая странную сладость их тел – до тошнотворности приторно. Он размышлял над тем, как другие твари могут это есть, когда

самому даже касаться их не хотелось. А может он уже привык к горечи и даже гнили, казавшейся ему вкуснее любого самого сладкого десерта. Неуклюжие когтистые лапы сгребли обоих вместе с землей, оставляя рваные следы на почве. Десятки глаз следили за каждым его движением, как гиены, ждущие ухода насытившегося льва. Но в этот раз хищник забрал все, не оставив объедков. Он мучительно медленно уходил с поляны, еле сдерживая издевательскую улыбку, слыша эти тихие шорохи за собой. Они шептались, решая взять количеством, но каждый из них готов был дать деру, стоило ему хоть раз взглянуть на них. Решаться ли они сделать хоть что-нибудь, чтобы выжить? Его чертовски интересовало на сколько люди и твари различаются в страхе перед смертью, но по итогу это было единственное, что их объединяло и делало до омерзения похожими. Он не хотел оставлять себе детей и нес их краю леса, чтобы оставить людям, которые смогут взрастить из них новую пищу. Он редко выходил за границу леса, ему это было не нужно – люди сами лезли в лапы чудовищ столько лет, даже и не думая что-то менять. Интерес заставлял выглядывать, но там все вокруг было ужасно не похоже на его дом, на то место, где он родился, вырос и жил так много столетий. Он не боялся, скорее ему было там скучно и все до приторности сладко, как и запах от детей. Он взглянул на них, мирно уснувших в лапах чудовища, даже не представлявших, сколько их сородичей мучительно погибло от них. На расстоянии от него до сих пор мельтешили другие твари, ждущие его решения, а он смотрел на этих детей. Он никогда еще не ощущал этих эмоций – спокойствие и тягу к его существу, которое согрело и… спасло? Могли ли они знать, что он сделал для них. Впервые никто не боялся его прикосновений и не пытался убежать, раздирая глотку криком ужаса. Даже чудовища способны ощущать одиночество и потому он хоть и на время, но связывал себя с другими тварям. Но они были мелочные, жадные. Им нужна была лишь пища. И не будь он сильнее их – давно сам мог умереть в когтях себе подобного. Ни о какой тяги друг другу и говорить нельзя, если ты живешь в постоянной бдительности.

Он мотнул мордой, прикрывая глаза, пытаясь сбросить с себя навязчивые мысли и странные чувства, закопошившиеся там, где всегда так пусто и темно. Выйти и оставить их у какого-нибудь дома. Их воспитают и вырастят в очередных зверушек, которые, встретив монстра, закричат и попытаются убежать. Которые будут заливаться слезами и умолять не трогать, а может попытаются убить ножом или ружьем, чтобы спасти свою жалкую вонючую шкуру. А если человек будет жить с монстром – каким он тогда станет? Желание изучить что-то новое, чтобы побороть вечную скуку заставило его шагнуть обратно в лес с этими маленькими сопящими комочками в его жестоких лапах. К тому же, он сможет увидеть ясней, решится ли какая-нибудь тварь перебороть свой страх, чтобы выжить. Так много оправданий для странных ощущений, родившихся внутри.

1.

Когда-то давно, еще до появления тени, этот лес был чем-то другим и по всей территории жили и охотились люди. Поэтому нередко в чаще можно найти одинокую обветшавшую хижину, которую теперь обжило какое-нибудь чудовище, слабо поддерживая в ней жизнь только чтобы задремать в сравнительной безопасности, а может быть в странном поиске уюта в те дни или месяцы, когда охота затихает. Он принес детей в свое убежище, к которому не смел приближаться никто в здравом уме, ибо он любовно охранял место своего обитания и мог убить любого, даже если особой надобности в этом не было. Ему пришлось многому научиться в уходе за человеческими детьми, чтобы те перестали так громко кричать, привлекая лишнее внимание. Но даже учитывая повышенный интерес, в первые годы никакое чудовище, даже находясь в самом отчаянном положении, так и не решилось нарушить границу тени. О нем было известно во всех уголках темного края и только подобные его силе могли рискнуть завести с ним «дружбу», постоянно находясь в молчаливой войне своей холодной энергетикой. Ему пришлось узнать, что люди любят тепло и поэтому нужно в холодное время растапливать печь. Ему приходилось мириться с удивленными непонимающими взглядами себе подобных, когда он ломал деревья и разрезал их в дрова, тратя силы на странное занятие. Именно из-за тяги к теплу он как какой-нибудь вредный гном из сказок воровал одежду, часто пугая чужих детей, удивляясь тому, как те кричали, только увидев его косматую морду, и как те два мальчика были спокойны в его присутствии, начиная кричать лишь тогда, когда им что-то было нужно. Но никогда он от этих двоих не ощущал страха.

Ему пришлось узнать, что дети мало того, что не едят ни сырое сердце, ни сырую плоть, так и в принципе им нужна особая еда. И пока они не подросли для нормальной пищи, все остальное он так же воровал, слишком сильно вливаясь во все человеческое. Он нашел их странное успокоение от светлячков, треска дров в камине, жужжания жуков, которых ловил им в бутылки, чтобы они могли их трясти, выуживая все новые и новые звуки. И когда они осознали новое место пребывание домом, а его – родителем, он впервые услышал странный человеческий звук – смех. Они сидели рядом с ним, дергая за черные космы, потряхивая жуков и смеясь, изредка поглядывая, будто пытаясь ему что-то сказать. На мгновение ему показалось, что его пустота внутри закрылась и наступило странное умиротворение, но тяжелые мысли растолкали все по своим местам, возвращая его сущность. В ту же ночь он ушел на охоту не за едой, а чтобы вспомнить, кто он на самом деле такой.

Он много думал над тем, что, взрослея они когда-нибудь поймут разницу между собой и им, а может быть он захотел примерить на себя личность человека, почувствовать, что значит быть одним из них, и в силу изменчивости своей сущности принял облик последнего убитого им. Он обращался в свой истинный облик лишь когда шел на охоту, практически не прячась от детей. Но те воспринимали все так спокойно, будто так и должно было быть. В первые дни даже пугались, когда он предстал перед ними не лохматой тварью, а миролюбивым осанистым мужчиной. Он общался с ними так же, как и они с ним – звуками. И стоило ему издать свой бархатистый рык, как они перестали плакать и долго всматривались в глаза, прежде чем спокойно подпустили. Интересно, подумал он, как для них важны ощущения, а не то, что они видят глазами, как у взрослых, совсем не похожих на детей. Или это дети разительно отличались от взрослых и способны были полюбить даже чудовище, если он греет и заботится о них.

Он заметил, как они нуждаются в его обществе и его общении, стоило им научиться ходить. Он часто уходил из дома и бывал сутками не появлялся, лишь следил за другими тварями, что шатались поблизости его территории. Когда он возвращался, они жались к нему и бывало заползали на его постель, когда он дремал, а сон его мог длиться чуть ли не неделями. Разве что приходилось укорачивать, дабы добывать им корма. Они одинаково спокойно обращались к обоим его обличьям, совершенно не чувствуя опасности от его клыков и когтей, хотя ему бы хватило одного молниеносного движения, чтобы лишить жизни обоих.

В очередной раз смотря на их умиротворенные спящие лица подле себя, на своеобразной кровати из шкур поверженных сильных собратьев, он почуял чужой запах, зашедший слишком далеко. Неужели кто-то все-таки решился отвоевать себе обед. Он мягко, но быстро сполз, не потревожив сна обоих и вышел, заинтересованный поведением другой твари. Тварь не только нарушила границы, но и подошла непозволительно близко к его хижине и теперь вряд ли выберется живой.

-От твоего дома исходит сладкий запах. Почему ты их давно не съел? – вопрошала она, выходя в холодный свет луны.

-Перед тем, как ты умрешь, я спрошу: зачем ты пришла сюда?

-Мы, - тварь расплылась в усмешке оскала и из тени вышли другие.

Они как-то умудрились спрятать от него свой запах, чтобы подойти незаметно. Он не знал, сколько здесь тварей и не могли ли они зайти со спины, что, наверняка, они и намеревались сделать, раз нашли такой ход. Тем лучше.

-Наконец-то я насыщусь, - его голос снова принял манеру рыка, переходя на какое-то утробное клокотание, а на морде появилась кривая плотоядная улыбка.

И в тот же момент умерла уверенность тварей в своих силах, решивших взять штурмом убежище свирепого и безжалостного убийцу, укрывающего манящие кусочки к жизни. Они уворачивались почти с той же скоростью, с какой он подлетал к ним, практически не касаясь лапами земли, будто движимой одной лишь жаждой смерти. Но все же он был быстрее. Хруст переломанного хребта, глухой удар срезанной головы о почву, в небо ударила струйкой черная жижа, заменявшая тварям кровь. Тело задергалось в конвульсиях и почти сразу свалилось к ногам тени, облизывающего свои когти, окидывая взглядом застывшую толпу. В его оскале звучал вопрос «кто следующий», но они все решили, что игра не стоит свеч. Слишком поздно. Он молнией метался от одного к другому, срезая лапы, головы, пронзая грудь подобно копью, заливая и так черную почву новыми порциями тьмы.

-Скажи, на что ты готов, чтобы выжить? – как-то неимоверно нежно проурчал он, вздергивая последнюю оставшуюся в живых тварь за горло.

-Я… буду охотиться для тебя.. охранять твою территорию… твоим оружием, - взмолился он, дергаясь в его крепкой хватке.

-Зачем мне такое жалкое оружие? – рассмеялся он, одним сильным движением сминая шею так, что позвонки превратились в порошок, а морда безвольно повисла на его руке, как и обмякшее безжизненное тело.

Когда он вернулся к хижине, он увидел мальчиков, стоявших в проеме и смотревших вдаль. Он увидел их раньше, чем они его и задался вопросом, почему они выглядели такими обеспокоенными и напуганными. Когда же они смогли разглядеть его, они оба побежали босиком по холодной почве навстречу, заливаясь детскими слезами, издаваясь звуками, которыми выражали страх. Но не тот страх, который он привык чуять к себе от людей и даже себе подобных. Они боялись, что с ним что-то случилось и он больше не вернется. Эти странные ощущения, которые породили их эмоции, свалили его на колени, будто самое сильное оружие попало пулей в самый центр его сущности. Они жались к нему, цепляясь за испачканную в чужой крови шерсть, даже не думая где он был и что делал. Они просто были рады, что он пришел.

В голове мелькнули мысли, что, если он их оставит, они неотвратимо изменят его жизнь и всю его суть. Может, даже погубят? Может быть, уже пора отдать их людям, пока они еще не выросли в полноценных взрослых. Тем более, он уже проверил и твари действительно могут рискнуть жизнью, ее же защищая. Но ему было интересно, какими взрослыми они станут, живя в таком убогом краю вместе с монстром. Он не хотел признаваться себе и решил, что просто еще не время. Впервые, неосознанно он подарил им объятья, хоть и считал их бессмысленным жестом слабых.


Категории: ШобНеЗабыть
20:19:34 Taint
тесно без тебя renаr 17:18:49



твои плечи холодны и не пускают жар,
трещат угли - и вверх пожар.

парадоксально, я не могу понять -
ты холодна, но продолжаешь поджигать.






Категории: `Mai, `present, `love
Возврат комиссии за дополнительные услуги по кредиту Alexander Kirpikov 05:55:05
 Заемщик досрочно погасил кредит? Тогда Вам нужно знать о том, имеет ли он право требовать от банка возврата комиссии за дополнительные услуги, которые не были ему оказаны. Подробнее см. https://kirpikov.ru­/faq/vozvrat-komissi­i-za-dopolnitelnye-u­slugi-po-kreditu/

Понравилась публикация? Ставьте лайк и поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях!

Составим исковое заявление в суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Банк, Деньги, Договор, Кирпиков, Кредит, Неосновательное обогащение, Суд, Юрист
КРАСОТКА ДЕРЖАЛАСЬ ДО ПОСЛЕДНЕГО jhufiku 01:19:45
Хочу себе авотарку с Рикардо Милосом но маленькой она будет выглядеть убого ЫЫ
понедельник, 10 декабря 2018 г.
- Сколько у тебя было партнёров в... Анж Дембери 10:24:36
 - Сколько у тебя было партнёров в сексуальном плане?

Вот такой личный вопрос без единой эмоции, со спокойствием, без капли смущения задал тебе загадочный масочник, у которого тебе нужно было найти маску для особого задания. Казалось бы, ты должна покрыться румянцем от таких вопросов и начать неуверенно себя вести, но ничего такого внутри ты не чувствовала. Сидя на стуле, напротив молодого человека, чьё крепкое телосложение украшало множество татуировок, ты чувствовала, как мышцы начинают сжиматься от сладкого томления. Пока его руки касаются твоего лица, тебе хочется закрыть глаза от этого приятного чувства, но пылающий огонь в глазах не даёт тебе этого сделать в жажде ещё немного полюбоваться этим необычным парнем, который с первой же встречи вызвал у тебя необъяснимое чувство притяжения.

- А ты всегда задаёшь своим клиентам такие каверзные вопросы? - с ноткой сарказма спросила ты, не желая поддаваться на его провокацию.

- Это поможет мне лучше узнать предпочтения клиента, - спокойно отозвался он, делая замерки твоего лица.

Когда он приблизился к тебе, ты почувствовала лёгкое покалывание внизу живота.

- А у тебя самого сколько было девушек?

По его лицу трудно было определить, какие эмоции он испытывает. Но где-то внутри он почувствовал что-то незнакомое, несколько волнительное и приятное ощущение. Он был готов усмехнуться про себя, заметив, что ему впервые попалась такая смелая и нахальная клиентка, совсем не смущающаяся ни его внешнего вида, ни интимных вопросов. Ута готов был поклясться, что он удивлён тому, что эта девушка не является гулем. Что-то у неё было от хищников, что-то в ней было дикое, опасное, завораживающее. Но на лице не дрогнул ни один мускул, не желая выдавать явный интерес и любопытство хозяина в сторону человека.

- Ты не первая, - спокойно ответил Ута, хотя в его тоне ты смогла расслышать насмешливую интонацию и не менее дерзкую, будто он сам бросает тебе вызов, пытаясь смутить или же пристыдить. Ты точно не могла сказать, что именно он задумал сделать, но эти слова возбудили в тебе лёгкий азарт.

- Это смахивает на намёк, - игриво улыбнулась ты, положив ногу на ногу, из-за чего у тебя слегка приподнялась юбка, обнажив наполовину соблазнительную часть твоего тела, на которую масочник тут же обратил внимание, но лишь мимолётно, что в какой-то степени огорчило тебя. - А все гули такие не прямолинейные?

Молодой человек замер от твоего вопроса, который ввёл его врасплох. Но напряжённые черты лица снова расслабились, когда он услышал за своей спиной всё тот же игривый смешок. Такая черта совсем не свойственна обычному человеку, у которого при встрече с гулем сердце останавливается от страха, а ноги сами уносят вдаль, пытаясь найти безопасное место. Это было совсем не серьёзно, немного по-детски и кокетливо, что присуще женщине, которая хочет от мужчины получить что-то особенное.

- Все ли следователи среди девушек такие смелые? - поинтересовался он, встав около полок с различными масками и перебирая пальцами каждую из них, пытаясь найти подходящую. У него не было чувства страха. Какой смысл бояться, если этот следователь не в силах убить гуля? Но такой поворот событий отнюдь не навлёк на него смутил расправиться с безоружной жертвой. Надо бы уничтожить свидетеля, но внутри всё противилось этому. Он почувствовал знакомый азарт, какой сейчас был у тебя, поэтому данную ситуацию он воспринимал как невинную игру без обязательств и доли опаски.

- Тебя интересуют только такие особи? - беззаботно спросила ты. - Не бойся, я хочу жить в мире с гулями, так что я не стану нападать на тебя. Кроме того, ты можешь полностью осмотреть меня и убедиться в том, что я не представляю опасности.

Ты поднялась со своего стула и без капли смущения сняла с себя мужской плащ, под которым было лишь нижнее бельё. Вещь, упавшая с характерным звуком на пол, привлекла внимание масочника, который повернулся к тебе. Без тени смущения и стыда он оценивающе разглядывал девичье тело, соблазнительно выделяющееся на фоне тусклого света в помещении, ещё больше притягивая к себе взгляд молодого человека. Ты бросила на него дерзкий взгляд, полный вызова и азарта, желая вовлечь его в свою игру. Изгибы тела влекли его, главная мужская часть тела трепетала от этого великолепного вида, призывая кровь кипеть на средоточии интимной силы, но Ута упорно сопротивлялся этому чувству, ощущая какой-то подвох.

- Неужели боишься? - с очередным вызовом бросила ты, уперев руки в боки. - А я считала, что гули более смелые, - небрежным тоном бросила ты, стараясь задеть его за живое.

Внешне он остался спокойным, но внутри всё яростно затряслось от дерзких слов. Он никогда не позволял людям брать верх над собой, над хищником, который без жалости был готов убивать и сеять хаос среди беззащитных жертв. Он всегда знал, что будет выше людей, но здесь оказалось, что роль жертвы теперь играет он, пытаясь подавить в себе чувства, что было совсем не свойственно его садисткой натуре. И твои слова пробудили в нём снова того хищника, который без жалости ломает, рушит и упивается кровью своих павших жертв, наслаждаясь их страданиями.

Одним резким рывком он оказался возле тебя и ты, не ожидая подобного, вскрикнула, оказавшись прижатой к стене. Два глаза, в которых был активирован какуган, пристально следили за каждой твоей реакцией, за каждым дрогнувшим мускулом на лице, и нутро его внутреннего зверя наслаждалось твоим страхом.

- Видимо, твой настрой дерзить уже пропал, - спокойно заметил Ута, разглядывая твоё обеспокоенное лицо, касаясь пальцами бархатной кожи. Но как всё-таки был велик соблазн взять под свой контроль это манящее тело, слиться с ним воедино, а затем впиться зубами, выпив всю жизненную силу без остатка, чтобы это великолепие искусства принадлежало только ему, пусть и в таком виде - у каждого своё представление о красоте.

- Ты просто застал меня врасплох, - успокоив прерывистое дыхание, ответила ты, набравшись смелости посмотреть ему в глаза и доказать, что ты его не боишься.

- Как ты узнала, что я гуль? - спросил Ута. Его пальцы плавно переместились на твою шею.

- Какому бы дураку понадобилось делать глаза, как у гуля, когда люди не доверяют уже даже своим близким, подозревая тех в сущности трупоедов? - беззаботно спросила ты. - Ты уж точно не похож на обычного человека, я тебе скажу.

- А если бы ты ошиблась? - его лицо приблизилось к тебе, дыхание обожгло кожу на губах, внутри тебя вспыхнуло волнение.

- Но ты ведь сам себя выдал, - усмехнулась ты ему прямо в губы, предчувствуя свою победу в этой словесной перепалке.

Ута выдавил из себя лёгкую ухмылку.

- Ты действительно смогла подловить меня. Молодец. Но тебя не пугает, что сейчас ты находишься в моей власти? Я ведь могу легко убить тебя.

- А мне кажется, что ты хочешь гораздо большего, - ты снова усмехаешься и, поднимая колено, задеваешь им пах молодого мужчины, чувствуя, как он уже затвердел. Ута едва сдерживает себя от томного вздоха, но на его лице по-прежнему нет ни единой эмоции. Лишь внутри он поражается такой смелости, которая пробуждает его на совсем иные ощущения и желания.

Он ещё сильнее прижимает тебя к стене, уменьшая расстояние между вашими лицами, и ваши губы уже почти соприкасаются. Ты выдыхаешь, смотришь на него затуманенными глазами, когда как его взгляд больше похож на взгляд зверя на цепи - и хочется напасть, и не можешь. Эта порочная близость завораживает ещё больше, щекоча каждый нерв, каждую клеточку тела, трепетно вздрагивающую от возбуждения.

- Ты всеми гулями так манипулируешь?

Его руки проводят по твоему телу, не касаясь запретных мест, и замирают на тонкой талии.

- Ты у меня первый.

Беззаботный смешок исходит с уст, растянутых в уверенной улыбке. Слишком беспечна, слишком спокойна - это завораживает и отталкивает, потому что Ута не привык видеть перед собой жертв, которые так спокойно смотрят ему в глаза, смеются прямо в лицо, не боясь последствий. Он сжимает руками стан, грубо притягивая к себе и резко впивается в твои губы, прикусывая за нижнюю часть, тем самым доказывая своё превосходство. Ты мычишь от боли, но это чувство ещё больше разжигает пламя страсти между вами, поэтому ты стойко терпишь эти обжигающие поцелуи. Все вопросы были оставлены позади, когда его ладони начали судорожно изучать линии твоего тела, вызывая искры блаженства, которые ты чувствовала каждой клеточкой. Он сжимает со всей силы хрупкое человеческое тело, не заботясь о том, что под его напором оно может сломаться, как фарфоровая ваза. Ты стойко терпишь его прикосновения, со всей страстью отвечая на его поцелуй, пьянящий разум, сама не понимая, как тебе могут нравится его дерзкие, опасные и властные прикосновения, почему тебе так хочется чувствовать его власть, быть беззащитной с ним. Как же это нелепо: следователь, убив